Наталья Воронцова-Юрьева (vorontsova_nvu) wrote,
Наталья Воронцова-Юрьева
vorontsova_nvu

Categories:

СССР. Роды.

     Большая и светлая любовь http://vorontsova-nvu.livejournal.com/261365.html советских юношей и девушек заканчивалась советской же свадьбой http://vorontsova-nvu.livejournal.com/270954.html. И наступали тягостные семейные будни - любовные лодки в то время очень быстро разбивались о быт. Советское искусство - непревзойденный, извините,  лакировщик действительности - выбивалось из сил.
     Красивые картинки из жизни советских женщин  (ударниц трудового фронта) были бы неполными без изображения безоблачного материнского счастья. Чистая светлая палата в родильном доме, цветы и фрукты, графины с кипяченой водой, приветливые нянечки, внимательные доктора, блаженные лица рожениц. За огромными казенными окнами – молодая советская страна, радость социалистического труда и родная партийная ячейка. 


Жарков Б.С. "Родился новый человек". 1938 г.


GIPPIUS Tatiana. In the Maternity House. 1939

     Спустя несколько дней гордые папаши (стахановцы, гордость страны) бережно примут младенцев из заботливых рук медперсонала, старшенькие детки с флажками в руках идеологически верно возрадуются младшим братишкам и сестренкам, и «счастливая» семейная жизнь потуже затянет удавку нищеты. Конечно, в СССР дети рождались и по любви. Но чаще – по принуждению.


***
     В 1920 году два наркомата – здравоохранения и юстиции – приняли постановление о разрешении абортов. Платных. В 1924 году  так называемые абортные комиссии стали выдавать разрешение и на бесплатный аборт – на него имели право незамужние производственницы, многодетные работницы, многодетные жены рабочих. Число гражданок, не желающих окончательно истощать себя непосильным деторождением, росло как на дрожжах. И спустя 16 лет, в 1936 году, аборты снова запретили – разумеется, «по просьбе трудящихся», а также идя «навстречу многочисленным заявлениям трудящихся женщин».

     Страну насильно заставляли рожать. И рождаемость незамедлительно увеличилась – временно. А потом быстро сошла на нет. Тяжелая жизнь, сплошные трудовые будни, низкие зарплаты, жуткий квартирный вопрос, безобразное отношение к женщинам внутри семьи – все это быстро избавляло советскую женщину от иллюзий советского материнского счастья.

     «Через год мать скинула мертвую девочку. Лежала она после этого недели
две в постели в жару, без памяти, а когда пришла в себя, встала и пошла работать. Как это случилось? Когда мать была уже на сносях, дед заставил ее таскать камни для кладовой. Она носила их на животе. Камни были тяжелые, угластые. К вечеру почувствовала родовые муки. Не доносила она ребенка месяца два. Роды были мучительные. Целые сутки мать кричала на все село, а над ней непрерывно читали Псалтырь» (ФЕДОР ВАСИЛЬЕВИЧ ГЛАДКОВ «ПОВЕСТЬ О ДЕТСТВЕ». 1959).

 
ВОЛКОВ А.В. "МОЛОДАЯ СЕМЬЯ" 1960-е гг.

     И страну накрыла волна криминальных и самоабортов. Смертность в результате подпольного прерывания беременности мгновенно увеличилась вдвое - и это только за один год. Если в 1935 году от криминальных абортов умирала каждая третья советская женщина, то в 1940-м – уже каждая вторая. В начале же 1950-х погибших от аборта женщин насчитывалось более 70%.

     «Убедительно прошу разрешить районной больнице произвести мне медицинский аборт. Абортная комиссия при женской консультации не определила меня достаточно больной для этой операции и принудила рожать. Я уже жалею, что у меня нет хронической болезни. Сейчас моей беременности пять недель. А у меня уже пятеро детей. Младшим девочкам полгода, старшему сыну 7 лет, среднему 5 лет, дочке 4 года. В браке состою уже восемь лет. Я устала рожать, я надорвусь! Муж мне не помогает, нянек у нас нет. Прошу дать ответ незамедлительно, потому что иначе аборт будет делать поздно или я сама его себе сделаю. Тогда дети мои могут остаться сиротами».


Овчинников Н.В. "Первенец". 1963 г. 


 

     Те же, у кого не было возможности сделать подпольный аборт, попросту убивали своих новорожденных.  Отныне материальная нужда (для замужних) и предание жестокому общественному позору (для матерей-одиночек) больше не считались для детоубийц смягчающими обстоятельствами. Отныне прокурорский циркуляр от 1937 года причиной для детоубийства постановлял считать «сопротивление враждебных социализму элементов мероприятиям партии и правительства по охране прав и интересов детей». Тем не менее рождение ребенка по-прежнему оказывалось для женщин страшнее тюрьмы – и процент убийств новорожденных и детей до года продолжал повышаться.


САВЧЕНКОВА М.В. "Первенец. На новых землях"

     "Моему первому ребенку 4 года, второму шесть месяцев. Сейчас у меня 12 недель беременности. В женской консультации мне отказали в аборте. Сказали, что мой ребенок здоров, у него нет хронической болезни, поэтому сын может обойтись без грудного вскармливания. А мне приказали рожать третьего. Я впервые сильно пожалела, что мой ребенок здоров...» (Из письма министру здравоохранения).


Вечерский Ю.М. "Первенец". 1962 г.

     За беременными женщинами стали следить – абортные комиссии теперь были обязаны составлять список тех женщин, которым в аборте было отказано, и не позднее (!) 24 часов предоставлять этот список в специально созданные социально-правовые кабинеты по борьбе с абортами. Число женщин, осужденных за подпольное прерывание беременности, не уменьшалось.

     «Зоя не захотела ребенка. <...> Он взял аванс тридцать рублей, заплатить доктору, и проводил Зою, вернее она его проводила, потому что она знала адрес, а он не знал. В темной передней они простились, неловко и наспех, шепотом, как заговорщики. Зою доктор увел в комнаты, а Севастьянову велел прийти за ней вечером. Севастьянов медленно шел прочь от дома, где она осталась, и думал не оговорился ли доктор: не может быть, чтоб вечером она была уже настолько здорова, чтобы идти домой. Он слышал, что это дело опасное и кровавое; и она была бледна, когда, уходя в докторские комнаты, закрытые для Севастьянова, оглянулась и принудила себя улыбнуться»  (Вера ПАНОВА. «СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ РОМАН». 1958).

     Наконец в 1955 году аборты снова разрешили – благодаря личному мужеству министра здравоохранения тех лет - Марии Ковригиной http://vorontsova-nvu.livejournal.com/187434.html, многие годы упорно поднимавшей эту проблему на правительственных заседаниях и заставившей наконец советское правительство решить этот вопрос. Министр Ковригина навсегда войдет в историю СССР как редкий чиновник, благодаря которому огромное количество женщин спасло себе жизнь.

©Наталья Воронцова-Юрьева


Tags: аборт, роддом, роды
Subscribe

  • (no subject)

    В воскресенье 27 октября ушла из жизни Наталья Воронцова - Юрьева.

  • (no subject)

    Помет чайки. Название леденцов. Недорого для помета. Кто-то покупает.

  • Книга 1. Князь Мышкин: Крест и Голова (Глава 1)

    Другой «Идиот»: истинный и правдивый, печальный и фантастический (энциклопедия ответов к роману Ф. М. Достоевского…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 245 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    В воскресенье 27 октября ушла из жизни Наталья Воронцова - Юрьева.

  • (no subject)

    Помет чайки. Название леденцов. Недорого для помета. Кто-то покупает.

  • Книга 1. Князь Мышкин: Крест и Голова (Глава 1)

    Другой «Идиот»: истинный и правдивый, печальный и фантастический (энциклопедия ответов к роману Ф. М. Достоевского…